Курсы на 18.08.2018

Покупка Продажа ЦБ РФ
USD 66,70  68,35  66.8757
EUR 76,00  78,95  76.1848
Покупка Продажа ЦБ РФ
AU 2 434,00  2 637,00  2530.03
AG 30,27  32,80  31.52

Обращаем ваше внимание, что курсы валют банка могут меняться в течение дня. Подробнее

Запросить персональный курс

Георгий Победоносец
Номинал 50 руб. 3 руб.
Металл Золото Серебро
Содержание чистого металла, гр. 7.78 31.1
Покупка 0,00  0,00 
Продажа 0,00  1 500,00 
Вес, гр. Покупка Продажа
AU 5 0,00  0,00 
10 0,00  0,00 
20 0,00  0,00 
50 0,00  0,00 
100 0,00  0,00 
250 0,00  0,00 
500 0,00  0,00 
1000 0,00  3 142 776,60 
AG 500 0,00  0,00 
1000 0,00  46 728,00 
PT 10 0,00  0,00 

Проблемы ликвидности на мировых рынках должны послужить примером для России.

13.11.2007

По мнению ряда экспертов, проблема рефинансирования, обусловленная дефицитом ликвидности на мировом рынке, для большинства российских банков выглядит не критично. Вместе с тем, специалисты отмечают, что удорожание заемных денег, снизит доходность банковских операций и приведет к замедлению темпов роста финансово-кредитных учреждений России. В Уральском федеральном округе одним из первых наиболее активно и продуктивно сотрудничать с международными финансовыми организациями начал Уралтрансбанк. О том, как ситуация на мировом финансовом рынке влияет на деятельность российских региональных банков, о специфике работы с международными организациями в интервью агентству «Интерфакс-Урал» рассказал председатель правления Уралтрансбанка Валерий Заводов.

Валерий Геннадьевич, Уралтрансбанк позиционирует себя как банк для малого бизнеса. За счет каких средств осуществляете кредитование малого бизнеса, существуют ли проблемы с их привлечением?

Программу кредитования малого и среднего бизнеса мы развиваем достаточно давно, занимаемся этим активно и целенаправленно. Еще в 2002 году Уралтрансбанк подписал соглашение с Европейским фондом по поддержке малого бизнеса, став его участником. В настоящее время мы ежемесячно выдаем более 500 кредитов представителям малого бизнеса. Этим постоянно занимаются порядка 90 наших сотрудников. Портфель по этой программе превышает 3,4 млрд. рублей.

При этом мы кредитуем малый бизнес по особой технологии, которая была создана Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) для кредитования предприятий малого и среднего бизнеса именно развивающихся экономик. Она предусматривает принятие решения о выдаче кредита на основе управленческой отчетности, а не финансовой. Нам от заемщика в принципе не нужны баланс и справка из налоговой инспекции, мы самостоятельно на месте смотрим, как предприятие выстраивает свою экономику и считает бизнес. Чтобы в совершенстве освоить эту технологию мы несколько лет работали под руководством международных консультантов, которые обучали наш персонал.

Средства для финансирования программы кредитования малого и среднего бизнеса мы привлекаем в основном в международных финансовых организациях, таких как, например, ЕБРР и Международная финансовая корпорация (IFC). Недавно, 17 октября, мы подписали договор с ЕБРР, по которому получим пятилетние кредиты на общую сумму 260 млн рублей. Первый транш должен поступить на днях. Средства предназначены именно для программы поддержки и развития малого бизнеса.

Уникальность этого события в том, что на фоне разговоров о проблемах ликвидности, мы получаем денежные средства именно в рублях и на длительный срок, и что самое главное – без всякого обеспечения и каких-либо последующих залогов.

Чем обусловлено такое доверие со стороны ЕБРР и других международных финансовых организаций?

У Уралтрансбанка достаточно богатая история — как коммерческий банк он создан в 1990 году и в этом году отмечает 17-летие. А вообще, мы ведем свою историю еще с советского периода, когда в 1947 году было организовано Кагановическое отделение Свердловской областной конторы Госбанка РФ для обслуживания подразделений железной дороги. Таким образом, в этом году наш банк отмечает 60-летний юбилей. Мы стараемся соблюдать традиции, формировать корпоративную культуру, стараемся поддерживать ветеранов банка, создаем музей, ведем летопись нашей организации. У нас еще трудятся кассиры, которые отработали 33 года.

Что касается того, почему кредит ЕБРР предоставляется без обеспечения… Дело в том, что у нас сложилась длительная положительная история взаимодействия с международными финансовыми учреждениями, в том числе с ЕБРР, который, кстати, является нашим акционером и знает Уралтрансбанк достаточно хорошо. Они постоянно получают нашу отчетность, принимают участие в работе совета директоров, их представители постоянно приезжают к нам, общаются со специалистами, знают трудовой коллектив и жизнь банка изнутри. Видимо мы достигли такого высокого уровня доверия со стороны ЕБРР, когда его руководство считает, что нам можно предоставлять кредиты без каких-то дополнительных обременений.

Пока существует какое-то недоверие на рынке межбанковского кредитования (МБК), деньги будут чуть-чуть дороже. Инвестиции, которые мы будем привлекать с рынков, в том числе с международного, тоже будут стоить немного больше. Но деньги в любом случае должны работать, поэтому быть дорогими длительный период они не могут. Тем более существенных предпосылок для этого нет. Уже сегодня на нашем рынке МБК денег стало гораздо больше, процентная ставка снизилась, поэтому можно говорить об улучшении ликвидности.

Что же касается ставок по кредитам, установленным в российских банках, то существуют три основных направления кредитования, имеющих свою специфику. Это потребительское кредитование, кредитование малого и среднего бизнеса и кредитование крупных клиентов. Последние на сегодняшний день научились правильно делать отчетность, в том числе по международным стандартам, многие из них самостоятельно выходят на зарубежные рынки заимствования. С такими клиентами работать легко и, я не думаю, что ставки по кредитам этого направления будут расти.

Ставки по кредитованию малого и среднего бизнеса в перспективе могут даже снижаться, что обусловлено увеличением предложения и усилением конкуренции среди финансовых организаций в этом сегменте. Во всяком случае, это отразится на предприятиях, имеющих положительную кредитную историю. Этим видом кредитования начинает заниматься все больше и больше банков, в том числе федерального значения, которые раньше считали это направление трудоемким и не выгодным.

Третий сегмент самый проблемный – потребительское кредитование. Здесь эффективная ставка, которую банки обязаны раскрывать с 1 июля этого года, будет снижаться. Конечно, внешне будет впечатление, что ставки увеличиваются, но в них уже не будет различных скрытых комиссий. Если раньше банки, используя скрытые комиссии, декларировали размер ставки в 10%, а депозиты привлекали под 12-15%, то у многих возникали вполне обоснованные сомнения – бизнес был непонятен. Сейчас это делать нельзя и банки показывают реальные ставки, например 18%. Но это не означает, что ставки увеличились. Если учесть, что убраны скрытые комиссии, то они даже уменьшились. Все стало более цивилизовано, стандартизировано и понятно.

Вообще, если говорить о ставках, то в России есть другая особенность. У нас ставки депозитов дороже ставки рефинансирования. Это не нормально. Во всем мире наоборот и депозиты считаются самым дешевым источником привлечения средств.

Валерий Геннадьевич, вы рассказали о кредите ЕБРР на 260 млн рублей. Повлияла ли ситуация на рынке на стоимости привлечения этих средств?

Конечно, если бы мы брали этот кредит раньше, то он был бы дешевле. Само решение о выдаче Уралтрансбанку кредита было принято еще 4 месяца назад, но потребовалось время, чтобы урегулировать различные юридические вопросы. Дело в том, что это рублевый кредит, и это было наше принципиальное желание, а международные финансовые организации привыкли выдавать деньги российским банкам либо в долларах США, либо в единой европейской валюте. Поэтому, а также учитывая, что кредит беззалоговый и долгосрочный, к подготовке этого кредитного соглашения были привлечены международные юристы.

Если говорить о ставке кредита, то она привязана к величине ставки МОСПРАЙМ плюс 4% — маржа ЕБРР. При этом в соответствии с договором, мы каждые три месяца можем регулировать размер ставки кредита в зависимости от изменения ставки МОСПРАЙМ. Если сравнить со стоимостью вкладов, то для таких долгосрочных средств это очень выгодные условия.

Каковы планы банка по дальнейшему привлечению средств, в том числе от международных финансовых организаций?

В октябре Fitch подтвердило наши рейтинги с прогнозом «стабильный». Для того, чтобы такое международное агентство тебя рейтинговало, необходимо соответствовать определенным требованиям и постоянно совершенствовать свою работу. Например, международные эксперты считают, что у банка должно быть несколько источников фондирования банковских операций, в том числе для долгосрочных кредитов. По их мнению, российские банки обязательно должны иметь долгосрочные заимствования, так как надеяться на вклады, учитывая нашу историю, нельзя. Поэтому для повышения своего рейтинга и улучшения структуры своих пассивов, мы обязаны привлекать долгосрочные средства, как с российского, так и с международного рынка, обеспечивая долгосрочные кредиты долгосрочным фондированием.

Помимо кредитов ЕБРР, мы привлекаем средства других международных финансовых организаций, в том числе долгосрочные средства от Международной финансовой корпорации для развития малого и среднего бизнеса. Есть также долгосрочные заимствования, связанные с приобретением предприятиями импортного оборудования, и которые проходят через государственные страховые агентства, поддерживающие экспорт из европейских стран. На сегодняшний день объем, привлеченного Уралтрансбанком долгосрочного заимствования, составляет (превышает) 470 млн. рублей.

Кроме того, в настоящее время мы ведем переговоры с несколькими зарубежными банками, и, я думаю, до конца этого года привлечем еще один пятилетний кредит для поддержки и развития малого бизнеса. Сумма будет не менее $10 млн.

В целом, мы планируем со временем увеличить долю долгосрочных заимствований в структуре наших пассивов до 20-25%. В настоящее время они составляют порядка 10%.

Насколько сложно российским банкам работать с международными финансовыми организациями?

Для работы с международными учреждениями нужно иметь терпение и уважать их требования. К сожалению такой культуры у нас на рынке недостает, как у заемщиков, так и у банков, которые в свою очередь также выступают заемщиками на зарубежном рынке.

Мы в отличие от большинства региональных банков уже давно, 11 лет, делаем аудит по международным стандартам. Когда начинаешь работать с международными финансовыми организациями, то они анализируют не только достаточность капитала и качество кредитного портфеля, но и структуру пассивов. При этом они обязательно смотрят долгосрочную ликвидность — насколько пассивы по сроку соответствуют активам. У российских банков, особенно региональных, как правило, существует перекос в связи с тем, что основным источником привлечения средств являются вклады населения, обычно имеющие срок в пределах года. Если же банк выдает кредит на 3-5 лет, а вкладчик свои деньги заберет через полгода-год, то здесь может возникнуть проблема.

На сегодняшний день у нас капитал достаточный. Это подтверждают и данные международного рейтингового агентства Fitch. Мы ведем четкое планирование по размеру собственного капитала, который необходим для развития бизнеса. Рост капитала обеспечивается за счет прибыли, которая в свою очередь зависит от рентабельности деятельности.

Вопрос недостаточности капитала возникает, когда увеличение активов значительно превышает рост собственных средств. Все объясняется просто – если ты хочешь активно захватывать рынок, то ты должен быть более конкурентоспособным, в том числе снижая цену. То есть для привлечения клиентов продавать кредиты по цене меньше среднерыночной. Снижая цену, ты уменьшаешь свою рентабельность и прибыльность. Обратите внимание, что все банки, у которых значительный рост активов, имеют небольшую прибыль. У нас же активы поменьше, но прибыль больше. Мы не хотим развиваться за счет снижения своей рентабельности, считая, что это не правильно.

Второй момент заключается в том, что значительному росту активов сопутствует увеличение количества выдаваемых кредитов, что может повлечь потерю контроля и снижение качества управления рисками. Я считаю, что 50%-ный прирост в рознице – это не нормально, тем более, если это происходит органически – без поглощений и слияний.

Что касается появления новых акционеров, то они могут быть. Если вдруг появится какая-то серьезная организация, которая сможет нам дать новую технологию и знания, окажет технологическую помощь в освоении какого-то сегмента в банковской сфере, то это не исключено. Привлекать дополнительного акционера-инвестора только ради денег, на мой взгляд, нецелесообразно. Деньги это не вопрос и они просто так не нужны, необходима технология для дальнейшего развития.

Рассматриваете ли Вы другие инструменты привлечения средств на рынке, например размещение облигаций?

Кстати, очень много говорилось о недостаточной капитализации российских банков. Насколько этот вопрос актуален для Уралтрансбанка и не планируется ли привлечение новых акционеров путем размещения допэмиссии акций?

Фондовый рынок на сегодняшний день пока дороже, чем кредиты международных финансовых учреждений. Кроме того, ценные бумаги, размещенные на нем, могут предъявить к выкупу в рамках оферты. Эти обстоятельства снижают для нас привлекательность такого вида привлечения средств.

Если говорить о публичном заимствовании, то в августе текущего года мы получили синдицированный кредит на 255 млн рублей. В состав синдиката, наряду с организаторами – банком ВТБ и ММБ, вошли пять банков. Учитывая непростую ситуацию на рынке этот факт можно назвать большим достижением.

Реализует ли банк ипотечные программы? Насколько, по Вашему мнению, это направление перспективно?

Безусловно, наш банк занимается ипотекой, но я не скажу, что мы в этой области достаточно преуспели. Лично меня, как банкира, я скажу о своих ощущениях, та форма ипотеки, которая существует на рынке, не совсем устраивает. Некоторые банки выдают кредиты на 20 и более лет, а сами исторически существуют значительно меньшее время. У нас в России таких длинных денег просто нет, поэтому банк, выдавая длинный ипотечный кредит, надеется его в дальнейшем кому-то продать или уступить. Эта система порождает проблему, которая в том числе стала причиной возникновения кризиса с ликвидностью в США. Дело в том, что когда банковский работник знает, что выдаваемый им кредит будет продан в специализированную организацию, то качество рассмотрения этой кредитной заявки и оформления документов значительно снижается и зачастую не соответствует установленным требованиям. В России все происходит аналогично.

Понимая все это, мы занимаемся, и будем заниматься ипотекой очень аккуратно, продуманно и прагматично, постепенно нарабатывая опыт. В будущем, я не исключаю возможности партнерства с каким-нибудь серьезным игроком, имеющим опыт в этой области и соответствующие ресурсы. Примером этому служит реализуемая нами программа кредитования малого бизнеса. Мне хотелось бы для развития ипотеки найти такое продвинутое и развитое учреждение, с кем бы можно было заключить соглашение и профессионально, без ошибок работать.

Пока же я достаточно настороженно отношусь к ипотеке и не исключаю возможности возникновения проблем на этом рынке через 1-3 года.

Валерий Геннадьевич, в завершении интервью расскажите, пожалуйста, о территориальном развитии Уралтрансбанка. Какие критерии являются для Вас основными при принятии решения об открытии новых подразделений?

В настоящее время подразделения Уралтрансбанка работают помимо Екатеринбурга в 26 городах Свердловской, Тюменской, Курганской областях и в Пермском крае.

Решение об открытии подразделения на той или иной территории мы принимаем только после всестороннего анализа. В частности, мы обязательно смотрим на работающие на этой территории банковские учреждения, в чем их особенность и в каком сегменте они могут быть для нас конкурентами. Здесь много факторов, главными среди которых является потребность региона в банковских услугах, второе – это кадры и третье – возможность управлять рисками. Если основные факторы в наличии, то на такой территории можно смело открывать подразделение банка, если чего-то не хватает, то я, наверное, не буду рисковать.